Рус | Eng

27.02.13

Бурную реакцию и много вопросов вызвала инициатива Следственного комитета создать в нашей стране финансовую полицию. Представляя эту идею на расширенном заседании коллегии СКР, Александр Бастрыкин заявил, что такая служба необходима для выявления и раскрытия финансовых преступлений. Специально для "Российской газеты" Следственный комитет разъяснил, как должна быть построена новая структура и какими полномочиями ее следует наделить.

Как рассказали корреспонденту "РГ" в Следственном комитете, по мнению Бастрыкина, новая спецслужба должна подчиняться либо президенту РФ, либо председателю правительства. Глава СКР считает, что следует вернуть конфискацию имущества за экономические преступления и дать новой организации, созданной на базе Росфинмониторинга, "широкие контрольные полномочия". Напомним, при СССР в каждом подразделении милиции были отделы по борьбе с хищениями соцсобственности - ОБХСС. Они прекратили существования в 1992 году.

Корреспонденту "РГ" официальный представиль СКР Владимир Маркин привел некоторые аргументы в поддержку создания финансовой полиции:

- Почему именно мы, СКР заинтересованы в решении этой проблемы? Во-первых, с 2011 года расследованием налоговых преступлений занимается СКР. Во-вторых, мы озабочены объемами выводимых за рубеж денежных средств. По данным налоговой службы, сейчас в стране больше миллиона брошенных компаний, с которых невозможно взыскать налоги, так как они зарегистрированы на умершего человека или по поддельным документам. По официальным данным Центробанка, которые озвучил первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов, работающие в России фирмы-однодневки не доплачивают в бюджет ежегодно до 1 триллиона рублей. И куда же уходят все эти деньги?

По словам Маркина, существующая система выявления этих преступлений далека от совершенства. Российский орган финансовой разведки - Росфинмониторинг, в который и поступает информация о подозрительных операциях, является информационно-аналитическим ведомством. Он может установить лишь факт сомнительности операции, но лишен возможности выявить ее бенефициров, так как не наделен полномочиями оперативно-розыскной деятельности. А органы, наделенные такими полномочиями - МВД, ФСБ, госнаркоконтроль, - не имеют прямого доступа к информационным ресурсам о подозрительных финансовых операциях.

Комментарий
Тамара Касьянова, первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров:

- На мой взгляд, это правильное решение. Финансовые преступления - одни из самых сложно раскрываемых и в то же время наносящих огромный урон. У выбранного плацдарма для финансовой полиции есть как плюсы, так и минусы. Начну с плюсов. При интеграции с Росфинмониторингом у финансовой полиции появится отличная аналитическая база для формирования системы оперативно-розыскной деятельности и пресечения незаконной финансовой и коррупционной деятельности. Иными словами, подобная интеграция избавит сотрудников финансовой полиции от различных процедур согласования в получении необходимой информации.

С другой стороны, при объединении с Росфинмониторингом есть и свои нюансы. Одним из них является то, что органы Росфинмониторинга сосредоточены исключительно в административных центрах федеральных округов. То есть при интеграции с данной структурой финансовая полиция может просто не охватить полностью все пространство России. Поэтому данный факт может очень сильно сказаться на результативности проверочных мероприятий.

© Российский Клуб Финансовых Директоров, 2014
Любое использование материалов сайта возможно исключительно с письменного разрешения редакции сайта.